Григорий Дронов: Фетисов – кумир моего папы

Молодому защитнику магнитогорского «Металлурга» Григорию Дронову в начале января исполнилось всего 19 лет, а на следующий день после этого интервью бронзовый призер МЧМ-2017 набрал первое очко в КХЛ.

Несмотря на простуженный голос, Григорий в течение получаса по-взрослому отвечал на вопросы вашего корреспондента.

–        Григорий, в детстве у вас была какая-либо альтернатива хоккею?

–        Нет, не было. Мечтал стать только хоккеистом.

–        А кто вас привел в этот вид спорта?

–        Папа. Он в хоккей не играл, но очень любил его смотреть, особенно живьем. Помню, когда мне было семь лет, я посещал с папой матчи «Металлурга», и на саму игру не обращал внимания, а следил исключительно за игрой вратаря. Отец говорил – смотри игру, но меня привлекала именно игра вратаря. Тогда ворота «Металлурга» защищал Трэвис Скотт.  

–        Расскажите о своей семье, в которой выросли?

–        Папа занимался каратэ, но и то недолго. Теперь он, а так же бабушка и сестра приходят на каждую домашнюю игру «Металлурга».

–        Почему вы выбрали амплуа защитника?

–        Сейчас уже и не вспомнить. По-моему, всю жизнь играл в защите. В последние годы в хоккейной школе ставили в нападение иногда, когда не хватало нападающих. А так все время в защите играл. Евгений Разумняк меня поставил на эту позицию, мой первый тренер.

–        Теперь он живет и тренирует в Уфе. Удается общаться?

–        Конечно, когда встречаемся. Он со своей командой сюда на детские турниры приезжает. А я про детский ледовый не забываю. Бываю там, когда время позволяет.

–        Хотелось бы спросить про ваш рост. В детстве были высоким мальчиком?

–        Да нет. Наверное, за два года до выпуска я чуть-чуть подрос. И потом как-то начал расти и расти. До этого был маленький. В принципе, я не считаю, что у меня большой рост.

–        В принципе, 189 неплохой рост для 19-летнего защитника, особенно если у него при этом еще и длинные руки. Я помню четвертьфинал с Данией, где вам в третьем периоде удалось выбросить шайбу из зоны после затяжной атаки соперника. Помогают длинные руки?

–        Ну, да. Если шайба небыстро катится, ты успеваешь ее проткнуть, и она выходит из зоны.

–        В нападении на какой позиции играли?

–        Центральным, чтобы защите помогать и нападению немножко.

–        Удавалось забивать, играя нападающим?

–        На предсезонке забивал, а в сезоне меня раза два ставили, не получилось забить.

–        В детском хоккее вы были результативным защитником?

–        Один год был хороший, много очков набрал, где-то под тридцать. Потом как-то перестал набирать, и только ближе к выпуску из хоккейной школы опять начал очки набирать.

–        Каких заметных успехов удалось достичь в детском хоккее?

–        Третье место в финале первенства России 2014-го года.  

–        Выше подняться не могли?

–        Когда во второй раз подряд вышли в финал, в 2015-м, в призеры не попали – стали четвертыми или пятыми. А в 2014-м помню, как забил «Сибири» на групповом этапе, в полуфинале мы уступили «Витязю», который и стал чемпионом. А «Металлург» выиграл по буллитам у СКА матч за третье место. Вторым финишировал «Трактор».

–        Кто из тренеров в детском хоккее привил вам все навыки квалифицированного защитника? Проще говоря, сделал из вас такого игрока обороны, который теперь играет в основном составе «Металлурга»?

–        Князев Игорь Федорович. С ним мы долго работали  в детской школе. Разумняк ушел, поставили Игоря Федоровича. Ну и там перерывчики были несколько месяцев, а так до окончания хоккейной школы вместе с ним были.

–        С Князевым общаетесь?

–        По телефону – нет. Видимся, когда прихожу в хоккейную школу.

–        А вы знали, что он - первый игрок в истории «Металлурга», ставший победителем первенства Европы?

–        Нет, он не хвастался. Мы знали, что он в Дании играл. Знали, что он играл и в защите и в нападении. Потому Игорь Федорович иногда в атаку меня и ставил.

–        Почему именно вас?

–        Говорил, что у меня получается и пробежать, и обыграть.

–        Хорошо помните тот момент, когда впервые пришли в раздевалку «Металлурга»?

–        Так-то летом начали тренироваться. Приехали из Германии и мне сказали, что я остаюсь в раздевалке главной команды. Обрадовался.

–        От кого вы узнали, что отправляетесь с основным составом на сборы в Германию?

–        У нас были летом тренировки, летний лагерь – по два льда в день плюс зал. В конце озвучили фамилии тех молодых игроков, кто отправится с главной командой на сборы. Там и я оказался.

–        Что самым тяжелым было на первом сборе «Металлурга»?

–        Да ничего. Настрой был очень серьезный, понимал, что с первой командой еду. Не обращал ни на что внимания, делал все изо всех сил.  

–        Вас сразу поставили в пару к Крису Ли?

–        Ну, да. Еще в прошлом сезоне, когда в «Стальных Лисах» был, меня взяли потренироваться на период февральской паузы, в ходе которой шел Евротур. Сразу с ним поставили. Подошел, может, к нему в пару. Всю предсезонку с Крисом играл, и начало сезона тоже.

–        На каком языке вы разговариваете с Крисом? На льду можно с ним на русском общаться?

–        Ему говоришь – он понимает. Может, он не так хорошо разговаривает, как Оскал и Ян, но понимает, что ему говоришь.

–        То есть, не надо даже английским владеть, чтобы играть с Крисом в одной паре?

–        В его речи может присутствовать смешанный русский и английский. Но все равно понимаешь, чего он хочет.

–        Чему вы научились у Криса Ли за то время, что с ним играете? Может, он к матчам готовится как-то необычно?

–        Да я особо за ним не слежу. Клюшку много мотает перед игрой. И всё. Это заметил, а так не слежу.

–        У вас есть ответ на вопрос, почему Крис находится  в такой хорошей физической форме? Вы спрашивали его о секретах подготовки к матчам?

–        Да нет, не спрашивал. Но видно, что он хорошо готов, под тридцать минут иногда играет. Все игры у него минимум 25 минут. Видно, что он в хорошей физической форме в этом возрасте.

–        Немного завидуете?

–        Да нет, что мне завидовать. Буду стараться, чтобы так же было.   

–        У вас есть задатки защитника-бомбардира?

–        Когда ездил в сборную на Суперсерию, в нападении много играл, потому что мне давали там играть. В «Металлурге» я понимаю свою роль, для чего я здесь нужен. У нас есть Крис Ли, Витя Антипин. Они часто в атаку подключаются, а мне сейчас главное работать в обороне. Но подключиться в атаку я всегда могу.   

–        Молодежный чемпионат мира проходил на малых площадках. Мне довелось поговорить с рядом болельщиков, они отмечали, что хоккей на малых площадках им не нравится. А вам?

–        Мне понравилась играть на малой площадке - больше борьбы. Да, где-то технических приемов меньше. Ну, а так там нормально, мне понравилось.

–        В первом матче с канадцами вашу пару с Кудако так накрутили, что вы с ним по минус два получили. Там вообще круговерть была серьезная?

–        На первую смену вышел – сразу передача вдоль, нам гол забили. Я вообще не понял, как так получилось. Первая смена. Тогда уверенности сильной не было. Ну а потом уже нормально всё, стало лучше.

–        А почему вы играли под №23, а Кудако под №2?  Можно ведь было наоборот?

–        Он постарше, побольше в молодежной сборной был. Я спросил о том, можно ли мне №2. Сказали, что нет, поскольку заявку отправили.     

–        А почему вы играете под №2? Кто-то из кумиров играл под этим номером?

–        Папа заставил под ним играть. Фетисов ему нравится. Сказал: «Поменяешь, я на тебя обижусь».

–        Игру Фетисова видели в записи?

–        Пару передач из-за лицевой линии видел, когда следовали выходы «один в ноль». Понимаю, какой это игрок был.

–        Знали о том, что капитан канадцев Строум задрафтован магнитогорским «Металлургом»?   

–        Да, конечно.

–        В отличие от Ильи Самсонова, вы не задрафтованы. На МЧМ на вас кто-нибудь глаз положил?

–        Да нет. Такого не было.

–        Ожидаете, что попадете на драфт НХЛ? Или без разницы?

–        Приятно будет, если кто-то задрафтует, но на самом деле туда можно и не задрафтованным приехать. Главное, здесь развиваться сейчас, играть. Тебя там заметят все равно.

–        В чем бы в «Металлурге» хотелось прибавить? В первую очередь, «мясом» обрасти или в чем-то другом?

–        Ну да, «физики» набраться как можно быстрее. Всё равно это с возрастом придет. Над катанием поработать ещё. Много над чем надо ещё работать. Молодой пока.

–        Непосредственно на тренировках работаете с Майклом Пелино?

–        С защитниками он работает. А в конце тренировки еще и с Виктором Николаевичем. Если прямо по защитникам, то Майкл с нами.

–        Как в Канаде Новый год отметили?   

–        После игры в гостинице всей командой вместе с руководством собрались за столом, нам налили по соку. Руководство тост сказало. Немного посидели, и когда в номер пошел, то на эскалаторе отметил Новый год. Еду наверх, и слышу отовсюду: «Happy New Year».

–        Номер делили с Самсоновым?

–        Нет, с Ураковым.

–        А почему не с Самсоновым?

–        Они с Капризовым жили. Я и на суперсерии тоже с Ураковым жил.

–        Получается, это ваш лучший друг по молодежной сборной?

–        Да, с ним больше всего общался.  

–        Тяжело было вдали от семьи? Если бы играли в Европе, родители могли навестить…

–        К Илье прилетала мама. Ко мне никто не прилетал.

–        Какие впечатления произвели такие города, как Монреаль и Торонто?

–        Торонто понравился, яркий город. Есть куда сходить, посмотреть. Когда в Монреаль приехали, там все тускло. Не очень красивый, как Торонто. Хотя, возможно, не рассмотрел его толком. В Монреале нас в отель посетили, на следующий день уже игра. По городу не гуляли.

–        А в Торонто?

–        Там ходили нормально по городу. Жили в даунтауне – в центре, повсюду небоскребы, башня.

–        Что оттуда привезли на память родственникам?

–        Сувенирные кепки и шапки всей команде привезли с Ильей. Там нормально вышло: шестьдесят кепок и шапок купили. Родне канадские варежки, теплые. Кто что просил, то и купил.

–        С русской едой во время чемпионата мира проблем не было?

–        Плохо. Честно, не очень кормили. Канадская еда – невкусная, привыкать к ней надо было. Когда привык, нормально было. Они так едят в Канаде.

–        А что понравилось из канадской еды?

–        Мы сходили в один из ресторанов Торонто, там свиные ребрышки понравились.

–        Что изменилось в вашей игре после МЧМ?

–        Уверенности набрался. По-другому начал на игру смотреть. Главная уверенность, набрался чуть-чуть.

–        На следующем МЧМ вы будете опытным игроком. Для вашей молодежной сборной что будет из ближайших турниров?

–        В апреле или мае планируется сбор в Сочи. Но я сейчас не знаю, поеду туда или нет.

–        Как в целом оцениваете свою игру на МЧМ?

–        Да нормально. Первая игра вот такая, не совсем все получилось. Там уже все нормально пошло.

–        В полуфинале с американцами чего не хватило?

–        Им повезло чуть больше на буллитах.

–        Как считаете, буллиты должны решать судьбу полуфиналов и финалов турниров такого ранга?

–        Это молодежный хоккей, пусть в них будут лучше буллиты. А во взрослом хоккее буллитов нет, там до конца играют.

–        Буквально на днях «Металлург» сыграл первый овертайм в формате «три на три». Вы выходили на лед?

–        Здесь не выходил. В сборной накануне МЧМ мы играли две товарищеские встречи, и дважды были овертаймы «три на три».

–        И как вам?

–        Интересно.

–        Мне кажется, что при формате «три на три» для защитника вообще проблемы возникают каждую секунду…    

–        Нет, почему? Полегче. У тебя один игрок. Когда играешь «пять на пять», надо посмотреть и на «пятаке», и чуть подальше. А в ситуации «три на три» каждый играет с каждым. И всё.

–        Не верю, чтобы хоккей занимал всё свободное время. Как вы отдыхаете от хоккея?

–        Рыбак я не заядлый. Если так, за компанию…Мне нравится вечером прийти, мячик в баскетбольное кольцо побросать, в футбол попинать. Такие, игровые виды. А так отдыхаю – просто дома лежу.

–        То есть, баскетбол вы любите?

–        Да, баскетбол смотрю.

–        Есть любимый игрок?

–        Леброн.

–        Серьезно?

–        Два года подряд смотрел финал с участием «Кливленда».

–        И как?

–        Первый раз расстроился, а прошлым летом уже обрадовался, когда «Кливленд» выиграл титул чемпиона НБА.

–        А у вас был шанс пойти в баскетбол?

–        Нет. Только в хоккей.     

Интервью вели Артур ИВАННИКОВ.      

Фото: www.metallurg.ru

При использовании материала ссылка на источник строго обязательна.

Ice, 27.01.2017 17:52
     0   комментариев