Особое мнение. Владимир Мозговой: Болельщик вправе ожидать самоотдачи от родной команды

Этот разговор с корифеем магнитогорской (а также отечественной) спортивной (и не только) журналистики Владимиром Мозговым состоялся задолго до начала Кубка Гагарина. А точнее, - в середине февраля.

Тогда трудно было представить себе ситуацию, чтобы «Металлург» в первом раунде плей-офф уступал в серии 1-3. С Владимиром Ивановичем мы проговорили недолго, но качественно. Молодежи из его уст наверняка можно услышать много полезного. Того, что никогда не предоставит им интернет. Наверняка полезно этот материал прочитать и хоккеистам нынешнего «Металлурга», чтобы понять, какими силами и стараниями поднимался хоккей в Магнитке.

  • Владимир Иванович, в те годы, когда вы начинали освещать спортивную жизнь Магнитки, хоккей не был на таких высотах как последние 20 лет. Я помню, что футбол был тогда популярен. На центральном стадионе собиралось по десять тысяч болельщиков на многих матчах. С какого периода вы поняли, что магнитогорский хоккей начнет восхождение? И кто вам привил интерес к этому виду спорта?
  • В любом случае все начинается с Постникова. От этого никуда не денешься. Для меня знакомство началось в 1976 году, когда я по распределению попал в «Магнитогорский рабочий». Но хоккей, естественно, не занимал главное место среди предпочтений – как, кстати, и футбол, хотя в футболе у Магнитки были более глубокие традиции. Футбол мог опередить хоккей  - по-настоящему это было связано с именем Анатолия Козлова, прекрасного тренера, к сожалению, рано ушедшего из жизни. И годы с 1982 по 1985-й  можно действительно назвать годами расцвета футбола  - «Металлург» был вполне готов к первой лиге, а первая лига времен СССР была сравнима с чемпионатом России в высшей лиге в 90-е годы. Но не пустили – на пути стояли Куйбышев, Свердловск, Киров, да много кто еще. И деньги, которых у нашего футбола не было. Что касается популярности, то, конечно, летом на Центральном стадионе было комфортнее, чем на «Малютке» в январе.Но я даже не об этом. И футбол, и хоккей по сравнению с приоритетными для Магнитки видами, по большому счету, находились на примитивном уровне с точки зрения результатов. У нас были чемпионы СССР в академической гребле (Карпалев и Артамонов), настольном теннисе (Игорь Солопов и Нина Клыгуль), акробатике (Татьяна Жукова), призеры в легкой атлетике, плавании, биатлоне, тяжелой атлетике, и это еще далеко не все. Магнитка, конечно, уступала крупным спортивным центрам, но здесь тогда работали квалифицированные специалисты, патриоты своего города и абсолютные энтузиасты. Были условия, была какая-никакая, но поддержка.
  • А магнитогорский хоккей, существовавший в  ужасных условиях, был нашей местной радостью, потому что на уровне страны о нем знали только любители статистики. Хоккей первого уровня показывали по телевизору: сборная СССР, ЦСКА, «Спартак», «Крылья Советов», «Динамо». Хоккей второго уровня мы могли видеть в Челябинске: 1977-й год, бронза «Трактора», сравнимая с золотыми медалями чемпионата России. Поэтому болели, конечно, за Челябинск. Но «Юность» и «Малютка» были, естественно, с разных планет. Так что наш хоккей был «третьим уровнем» - без особых перспектив. И, если бы не фанатизм и упрямство Постникова и веривших в него людей, не думаю, что у нас вообще бы появился дворец спорта с искусственным льдом.  А если бы не появился ледовый, нечего было и думать про какой-то прогресс. Можно сказать, хоккейный народ пробил эту дорогу своим беззаветным отношением и верой в то, что их усилия не напрасны. Я не очень-то верил в счастливое будущее, а в этих людей – верил.
  • Запуск хоккейного проекта в Магнитогорске совпал с перестройкой, с развалом страны и хоккея. Хоккей был знаковым явлением советской эпохи, за что ему и досталось по полной программе. Его чуть не выбросили, как ребенка  вместе с водой. И  на этом безрадостном фоне и проявилась Магнитка. Если бы все оставалось по-прежнему, самое большее, чего мы смогли бы достичь – это дотянуться до Казани, Тольятти, Уфы, Свердловска. Не выше.  Но тут случился слом системы, а Магнитка в силу упорного труда и разрыхления хоккейной почвы в предыдущие годы, оказалась на виду. Достроили дворец, создали профессиональный клуб, пришли новые люди с новыми идеями. И  Магнитка очень грамотно воспользовалась ситуацией разброда и шатания. Здесь тоже был не сахар, но по-магнитогорски. Все-таки, как бы ни относиться к комбинату - это мощная структура. Четкая, профессиональная и иерархически организованная. В ней есть свои плюсы и свои минусы. И когда кругом начало все разваливаться, особенно в тех хоккейных центрах, которые считались незыблемыми, Магнитка вышла на арену подготовленной - и оказалась  конкурентоспособной. Звезды так сошлись.
  • Если считать, что 3 сентября 1992 года магнитогорский «Металлург» провел первый матч в высшем дивизионе, то в этом году будет 20 лет большому хоккею. С этого момента я был полностью погружен в тему. Собственно говоря, спортивная общественность меня  узнала, как  человека  магнитогорского «Металлурга». И до сих пор меня таким считают. Я уже 10 лет в Москве живу, но меня спрашивают: «Как там у тебя?» или «Что-то твои сегодня не так сыграли». Я не отрекаюсь - если бы не «Металлург», я бы не получил два «Золотых пера», как лучший хоккейный журналист, хотя все свои награды на российском уровне я получал уже в «послемагнитогорский» период. Просто уже была база и какие-то знания, да и было от кого заряжаться энергетикой, если иметь в виду «Металлург» 90-х. Думаю, и я тоже что-то дал команде – хотя бы в создании атмосферы в пресс-центре еще до того, когда этот пресс-центр существовал только в мечтах.  
  • Я был и во многом остаюсь «человеком «Металлурга», но это не означает, что занимался только воспеванием – как раз нет. Может, я бывал даже более пристрастен, чем следовало. Любовь была – строгая. Руководство клуба считало, что я мало хвалю. В телерепортажах никогда не говорил «наша команда» - говорил «Металлург», «хозяева». Другое дело - мне легко было быть благородным, потому что команда в основном давала повод для радости. Этой радости было – завались. При всех проблемах.
  • И, завершая расширенный ответ. Магнитка, и конкретно комбинат, где-то с середины 90-х уже основательно поставили на хоккей – и здесь, безусловно, выиграли. То, что хоккей подмял под себя другие виды, которыми гордился город – это, увы, тоже, наверное, имеет место. Но и время, конечно, поспособствовало. Ведь не будь этой хоккейной экспансии – может, и хоккея бы не было, и ничего другого тоже. Хотя жаль, очень многого жаль…
  • Раньше многие болельщики воспитывались на газетных источниках информации, в частности, тех, куда вы писали. Сейчас у болельщиков этих источников информации пруд пруди. Выбор огромен. Хорошо, когда много всего? Или очень плохо?
  • В интернете действительно много всего, а общероссийского «бумажного» хоккейного издания как не было, так и нет. Были попытки, но все закончились неудачей. К некоторым попыткам я тоже имел отношение. Кроме того десять лет, практически с самого начала, был собственным корреспондентом «Спорт-экспресса» - а это очень хорошая школа. Писал и для интернет-изданий (да и сейчас немного сотрудничаю со Sportbox. Но я все-таки человек «старорежимный», без того, чтобы увидеть текст в печатном варианте, не могу. Молодежь – может.
  • Интернет «убил» спортивную журналистику?
  • Интернет изменил спортивную журналистику. Он расплодил тысячи авторов, которые не знают, что такое газетный жанр, но считают, что они пишут круто. Он обеспечил возможность молниеносной передачи информации, но почти упразднил такое важное понятие, как ответственность за слово. Это замечательное изобретение человечества, прямо-таки заточенное под спорт – но далеко не все в «новой журналистике» мне нравится. Для меня это прежде всего – инструмент, а также возможность высказываться и быстро реагировать на то или иное событие. Но газету, в частности, мою любимую «Новую» (как раньше и «Магнитогорский рабочий») ни на что не променяю.   
  • Все свои крупные победы «Металлург» одержал, играя во дворце имени Ромазана. Уже прошло пять лет, как команда выступает на современной «Арене «Металлург». Понятно, что по регламенту КХЛ дворцы должны быть большей вместимостью. Это в плюс или в минус магнитогорскому хоккею? Для меня, например, это в минус. Потому что во дворце Ромазана возрастала цена посещаемости каждой игры. Не так просто можно было достать билеты.
  • Думаю, проблема многоплановая. Тот  первый дворец – место намоленное. Удивительно, что его построили очень грамотно, несмотря на подпольный характер стройки. Он был одним из лучших дворцов в России. Мне кажется, в нем с самого начала была  теплая и демократичная атмосфера, которой просто не может быть при новых требованиях к новым дворцам с их спецложами, ресторанами и замками на каждом шагу. Понимаю, что это – необходимость, но что-то потерялось в современных интерьерах. Наверное, их надо «намоливать» дольше. Надо еще учесть, что магнитогорский зритель был избалован победами – он, можно сказать, возрос на успехе, он до поры до времени не представлял, что такое проиграть дома два раза подряд. Все – знали, а мы – нет, такой вот максимализм. Дело дошло до того, что «бронзу» за медали перестали считать – а на дворе уже была новая реальность, в которой уже не так вольготно дышится, как раньше. У Магнитки есть все, чтобы быть в первых рядах, но за Казанью и Уфой стоят республики, за Питером – «Газпром», и так далее. И все хотят побеждать, вливая в хоккей такие ресурсы, которые раньше и не снились.  Так что снижение результатов – в какой-то степени процесс объективный, но сердце болельщика этого не принимает.  Оно хочет видеть «Магнитку» первой, а если этого по каким-то причинам не получается, ноги во дворец, случается, не идут.
  • Но, повторюсь – проблема многоплановая. В том, что отчасти снизился интерес, сошлось несколько факторов. Жизнь стала разнообразней, увлечений у людей все-таки стало больше,  больше и возможностей. Магнитка все-таки достаточно «сытый» город по сравнению со многими другими. И с хоккеем тоже некая пресыщенность наблюдается, хотя как знать – может, большой победы люди заждались.
  • Что качается количества зрителей, то вот сейчас руководители КХЛ сетуют, что в Челябинске построили такой маленький дворец - надо было строить на 15 тысяч. Простите, а если бы Белоусова после провального прошлого сезона убрали, и если бы «Трактор», как раньше, боролся бы за место в восьмерке - кто бы ходил в 15-тысячный дворец? Мне кажется, что мы не такие «дети», как зрители в Северной Америке. У них прийти на хоккей с семьей – ритуал и радость.
  • Мне кажется проблема в том, что люди знают, какие высокие зарплаты в российском спорте получают спортсмены: в футболе, хоккее, баскетболе. И наши люди, приходят на стадионы за победами, полагая, что их любимые команды обязаны побеждать. А в Европе и Северной Америке хоккей – это праздник, и разница по зарплатам между болельщиками и игроками не столь огромная.
  • Опять же – все неоднозначно. Болельщик вправе ожидать увлекательного зрелища и самоотдачи от своей родной команды, но не вправе требовать только победы. В идеале болельщики должны уметь ценить  красивые голы даже «чужой» команды. Понимаю, что это – утопия. Я к НХЛ отношусь критически, но там есть одна вещь, которая у нас никак не может привиться: там ждут приезжих звезд и могут радоваться хорошей игре, даже если твоя команда уступила.  Это, кстати, от  разницы в заработке не зависит, это зависит от ментальности. У нас, если гости  обыгрывают  хозяев, показав сумасшедший хоккей,  народ будет всегда сильно недоволен. Этими своими рассуждениями я не пытаюсь как-то оправдать последние сезоны «Металлурга» - проблема-то общероссийская, но в Магнитке с учетом  максимализма и требовательности проблема выражена ярче и острее, чем где-то еще. 
  • «Металлург» все свои медали и титулы завоевал в тот период, когда директором клуба был Геннадий Величкин. Он нередко появлялся в решающих матчах на скамейке команды, захаживал в пресс-центр, что в большинстве случаев нехарактерно для руководителя такого ранга. Геннадий Иванович такой энергетикой помогал  команде завоевывать медали?
  • И он помогал, и его коллеги помогали, и зрители, и вся та атмосфера, которая способствовала «высокому магнитогорскому напряжению» в золотые для команды времена. Это не означает, что тогда было только хорошо, а сейчас только плохо. Давно нет золота – но и последнего по времени ждали шесть лет, а с 2007-го еще только пять  прошло. Можно, конечно, лучше играть и работать. Есть ощущение, что терпения высокому  руководству не всегда хватает, но его тоже можно понять – Виктор Рашников смотрит на игру глазами магнитогорского болельщика. Очень требовательными глазами. Все шарахания, поиски и метания  последних лет – не сомневаюсь, из добрых побуждений. Другое дело, к каким результатам они приводят.
  • Одно могу сказать – уважаю всех, кто работал и работает на магнитогорский хоккей.  Переживаю, если что-то не ладится. Но от оценок воздержусь – не потому, что руки связаны, а потому, что в непростые времена лозунг «не навреди» особенно важен.  
  • В августе прошлого года был создан клуб болельщиков «Металлурга» «Хоккейная семья».  Как вы относитесь к созданию такой организации?
  • Если появляется структура, созданная по велению сердца – отчего же за нее не порадоваться? Как организацию я «семью» не очень знаю, зато знаю нескольких людей, в ней состоящих. Хорошие люди, не чужие для «Металлурга». Могу только приветствовать их усилия – особенно это важно в то время, когда команда не такая победоносная, как раньше. Победоносных поддерживать легко, а вот когда далеко не все гладко – тут отношения выстраиваются сложнее, тут одного «Вперед, Магнитка!» мало. Впрочем, вместе легче переживать трудные времена.
  • Мне всегда не хватало этой общности. К тусовке болельщиков я в силу профессии не очень близок. Люди празднуют победу, а я пишу отчет. Когда закончишь, то уже не догнать их волну. И всегда так было, особенно в пиковые моменты, когда радость буквально выплескивалась. Так что желаю «Хоккейной семье» побольше таких моментов.
  • У меня не может быть холодного отношения к магнитогорскому хоккею. При этом я не прыгаю от восторга. Если команда играла  плохо, я так и напишу. А то, что было пережито -  это со мной всегда. И когда после домашнего матча с питерским СКА звонит  Сайдо Курбанов, я знаю, что он спросит: «Ты это видел!?».  Конечно, видел. Еще бы не видеть!
  • Без Рашникова «Металлург» сможет жить?      
  • Сложно ответить на этот вопрос. Хоккей в российском исполнении – это личные проекты. Виктор Филиппович вложил столько души (я про средства не говорю) в это тяжелое и радостное дело, что мне иногда хочется, чтобы он поменьше занимался хоккеем. Когда многое замыкается на одном человеке, от его отношения и настроения начинает зависеть едва ли не все. Мне бы хотелось верить в то, что во многом выстроенная им система будет работать и тогда, когда Рашников захочет чуть-чуть отдохнуть от хоккея. Не бросая его, естественно (а кто еще кормить команду будет?) – но и не слишком заморачиваясь проблемами клуба.

Только вряд ли такой эксперимент возможен. Может, оно и к лучшему.

Фотография: ФХР

Интервью вел Артур ИВАННИКОВ.

При использовании материала ссылка на источник строго обязательна.

Ice, 06.03.2012 12:26
     0   комментариев