Илья Проскуряков: Как мне можно было с такими мастерами «Металлурга» плохо играть?

Воспитанник сургутской и магнитогорской школ хоккея, вратарь ХК «Сочи» Илья Проскуряков интервью дает крайне редко. С Ильей мы знакомы два десятка лет и вновь были рады увидеться, когда в Магнитогорск пожаловал ХК «Сочи».

После матча, в котором гости сыграли не только достойно, но имели все шансы на победу, мы пообщались с Ильей Проскуряковым на разные темы. Жаль, что времени на большой разговор у нас было очень мало.

–        Илья, с этого сезона большинство команд КХЛ перешли на финские и канадские площадки. Как вам играется на площадках такого размера?

–        Мне сложно судить, потому что я только одну полную игру в чемпионате сыграл. В Минске. Я, правда, точно не знаю, какая там площадка, потому что в каждом городе разный размер. У нас в Сочи канадская площадка. В принципе, комфортная. Мне нравится. Скорости высокие на тренировках, да и в игре также. Я смотрю, достаточно интенсивные игры, тренировки. Здесь, по-моему, финская?

–        Да.

–        Но тоже не аэродром. Мы приехали в Ярославль (там – европейский размер), сами ребята это ощущают, потому что, когда начинают раскатываться, еще до борта два метра. Из-за этого возникают проблемы.

–        Как вам игра Василия Кошечкина в матче против ХК «Сочи»? В таком возрасте 33 отраженных броска…

–        А в каком возрасте?

–        36 лет.

–        И что?

–        Говорят, в таком возрасте хоккеисты по-другому переносят нагрузки.

–        36 лет - отличный возраст. Самый сок. Молодчик Вася, держит свой уровень. Я рад за него, сыграл на «ноль». Опять же не знаю, почему такая тенденция пошла: все заглядывают в паспорт, спрашивают про возраст. Ему же не 48, как Ягру. Если он показывает свой высокий уровень, какие могут быть вопросы.

–        Хотелось бы услышать ваше мнение об уровне чемпионата Германии. Немцы все-таки дошли до финала Олимпиады, почти стали олимпийским чемпионами… 

–        Что значит, «почти»? Почти – не считается.

–        Ну, хорошо: не выиграли, второе место заняли…

–        Вот это правильно. Это уже другой вопрос. Что касается хоккея, то его там любят. Но по телевидению особо не вещают, потому что Германия – футбольная страна. С утра до вечера футбол, футбол, футбол… Обзоры, аналитика, эксперты, - каждый день. Про хоккей так не говорят, и не пишут, но, тем не менее, на хоккей всегда приходит много народу. Всегда практически заполненные трибуны, особенно в таких крупных городах как Кельн, Дюссельдорф, где большие стадионы на 18 и 15 тысяч зрителей соответственно.  В Мангейме арена на 14 тысяч, в Берлине – 15 тысяч. И арены всегда полные, с атмосферой праздника, народ идет, поддерживает. Там песни поют также как на футболе. Очень мне понравилось в этом плане.

–        Как вы в Германии оказались? Ведь можно было играть в Чехии, Швеции, Финляндии…

–        Могло произойти всё, что угодно. Честно говоря, то, что окажусь в Германии – не ожидал. Но когда поступило предложение, вышел на меня тренер главный тренер Брэндон Рид. Он уже четыре года работает тренером, раньше с ним играли вместе за ЦСКА. Он пригласил, я даже не раздумывая, согласился. Потому что ждать смысла предложений из КХЛ не было. Предложение от Рида поступило в октябре, пока я делал документы и национальную визу, прошел почти месяц. В ноябре только приехал. Здесь я был готов уже в Высшую лигу ехать, потому что считал неправильным пропустить сезон и таким образом потерять его. Чувствую силы, есть желание, мотивация играть в хоккей. Решил продолжать и, слава Богу, что так все произошло. Я нисколько не жалею, что там оказался. Да, был языковой барьер, что-то там не получалось, потому что не было игровой практики, я доволен  проведенным там временем. Получил опыт. Был легионером, не потерял сезон. Слава Богу, удалось устроиться здесь, в КХЛ.

–        Каким образом оказались в ХК «Сочи»?

–        Поступило предложение, согласился, приехал.

–        Гомоляко позвал?

–        Когда я пришел, Сергея Юрьевича еще не было. Он позже появился в команде.

–        У вас были такие сезоны в КХЛ, что приходилось конкурировать с иностранными вратарями. В ХК «Сочи» российские вратари. Сложно ли с ними конкурировать?

–        Мне уже задавали вопрос насчет конкуренции. Я еще раз повторюсь: на мой взгляд, неприемлемо внутри коллектива говорить про какую-то конкуренцию. Конкурируют соперники между собой, кто лучше. Мы сегодня конкурировали с Магниткой, и она выиграла. Здесь мы в одном коллективе. Да, мы работаем, где-то друг у друга учимся. Сейчас с возрастом я это понимаю. Что-то подсмотреть могу, у той же молодежи или у взрослых. У Василия Кошечкина что-то подсмотрел, некоторые моменты. Внутри коллектива какой смысл конкурировать? Мы делаем одно дело, чтобы побеждать. И обид не должно быть никаких, есть тренерский штаб, который принимает решение, кто в данном матче будет играть.   

–        Что вспоминается из тех лет, что провели за «Металлург»?

–        Честно говоря, не скажу, что каждый день, но весь период вспоминаю. Особенно когда прилетаю сюда, по дороге от аэропорта до города, с трепетом весь период вспоминается. В окно смотришь, видишь вокруг родные места. Благодарен Богу, что я оказался здесь. В Магнитогорске все-таки прошел огромный период моей хоккейной карьеры. Благодарен Магнитогорску за условия, начиная с детской школы и заканчивая профессиональной командой. Это мой второй родной город после Сургута, здесь я прожил десять лет. С радостью сюда, когда есть возможность, приезжаю.

–        Насколько тогда для вас стал неожиданным тот обмен в дедлайн в ЦСКА на Георгия Мишарина?

–        Тогда был слишком молод. Может быть, сильно горячо переживал, воспринимал какие-то вещи. В Магнитке был тогда период, когда произошла смена руководства. Я помню, Геннадий Величкин ушел, пришли люди со своим видением. Если бы это сейчас произошло. Тогда это по-другому воспринимал. Тогда, честно говоря, было неожиданно и тяжело переварить это все. Я сейчас вспоминаю, почему это произошло. После этого я повзрослел и стал сильнее психологически. Потому что здесь очень высокий уровень, с нами в Магнитке возились: жилье, питание – пожалуйста. Только играй! Туда, во внешний мир когда выбросили, понял что к чему, начинал сравнивать, стал ценить некоторые вещи. Взрослеть.

–        В конце января 2009 года вы забили гол в ворота «Ак Барса».  Тогда это был прицельный бросок с вашей стороны? На тренировках такие броски вратари отрабатывают?

–        Я не знаю, сколько времени ещё должно пройти, чтобы этот вопрос перестали задавать. Уже больше десяти лет прошло. Как ты потренируешь бросок, когда вся команда на льду? Ты же не будешь по головам бросать. Когда есть возможность, отрабатываешь те броски, которые действительно пригодятся на льду. А такие моменты, какой случился со мной, происходят раз в десятилетие. Да, забил. Специально не целился, выбрасывал шайбу, потому что мы вели 1:0. Нужно было сохранить счет и просто выкинуть из зоны шайбу. Так вышло, и бросок сильный получился, и точный, и игроки разъехались по бортам. Всё сложилось воедино, забил гол.

–        Почему в ваше время из Магнитки вышло много сильных молодых вратарей?

–        Мне сложно судить. С нами в Сургуте изначально занимался Игорь Авдеевич Курносенко. Потом я приехал сюда. Наверняка с Антоном Худобиным кто-то занимался в «Устинке». Бобков тоже у Курносенко в Сургуте занимался. Он вообще был их тренер, то есть всю команду тренировал, где Игорь играл. А я у Курносенко отдельно тренировался. Здесь местные ребята - Печурский, Волошин работали.

–        Кто в Магнитогорске в ту пору занимался с вратарями?

–        Сергей Гаврилович Ушенин. Много с нами работал. Над катанием работали. Он тоже свой вклад внес, важный. Уже когда в команду мастеров попал, Юрий Александрович Шундров очень много нам уделял внимания, возился с нами. Благодарен ему. Много тренеров было, которые что-то дали, после чего удалось шагнуть на одну ступеньку выше.

–        Так случилось, что в «Металлурге» вы стали основным вратарем в очень молодом возрасте. На вас свалилась куча важных задач, которые необходимо было решать. Насколько сложно в таком молодом возрасте было играть за «Металлург» так здорово: дойти с командой до финала Лиги чемпионов, играть в полуфинале Кубка Гагарина, дважды выиграть бронзовые медали чемпионата России, стать лучшим новичком КХЛ 2009 года. На буллитах хорошо играли.

–        Где-то тренеры подсказывали грамотно. В первой команде Шундров много нюансов подсказывал, как сыграть. Вообще если вспомнить тот период, много чего я бы сделал по-другому. Но учитывая молодой возраст, недостаточно у меня было знаний. Не знал свой организм. Может быть, я по-другому готовился. Опять же, слава Богу за то, что этот период был и что мне удавалось играть тогда на таком уровне в таком клубе как «Металлург». У нас сами вспомните, какая команда была.

–        В атаке хорошо играли.

–        А в обороне плохо было?

–        В обороне ещё лучше.

–        Ну вот. Как можно было с такими ребятами плохо играть? Во-первых, неудобно было перед ними плохо играть. А, во-вторых, они бы мне голову за это оторвали в хорошем смысле этого слова (смеется). Ну, или, в крайнем случае, по-отечески дали бы подзатыльник.

Интервью вел Артур ИВАННИКОВ.      

Фото: www.gettyimages.com

Ice, 04.12.2019 17:18
     0   комментариев