Пресс-конференция руководства «Металлурга» по итогам сезона 2019/20 гг.

18 марта в конференции-зале «Арены «Металлург» состоялась итоговая пресс-конференция, посвященная результатам выступления магнитогорского «Металлурга» в чемпионате КХЛ сезона 2019/20 гг.

На вопросы журналистов отвечали первый вице-президент, директор клуба Сергей Ласьков и главный тренер команды Илья Воробьев.

Печатная версия, оперативно подготовленная пресс-службой хоккейного клуба "Металлург"

«Металлург» будет играть по правилам финансового фейр-плей

Сергей Ласьков:

– По итогам сезона мы видим, что те ожидания, которые стояли перед клубом с такими громкими фамилиями, не оправдались. Это связано с некоторыми моментами, которые со спортивной точки зрения объяснит Илья Петрович Воробьёв, а я – с точки зрения генерального менеджера.

Первое: команда была не подготовлена к сезону. Это, скорее всего, не связано с работой тренера по физподготовке, а связано с тем, что команда комплектовалась исключительно исходя из имен, при этом не учитывалось, где и кто будет играть. Не было команды. По «физике» – кто пришел должно подготовленный к сезону, как подобает профессионалу, тот не поломался и не ушел на больничный. Примеры – Яковлев, который прошел школу Нью-Джерси, Кулёмин, который тоже прошел НХЛ, Мозякин. Игроки должны приходить к сезону подготовленные. Это их работа. А у нас привыкли, что клуб играет в няньки.

Второе: подходя к формированию состава, шли по пути «главное – деньги», которые в бюджете были, а не по пути к содержанию игры, которую должна была показать команда. У нас сегодня возникли проблемы, которые мы испытываем при комплектовании состава на следующий сезон. В данный момент у нас есть нюанс – мы не можем заявиться в чемпионат КХЛ, потому что у нас 7 игроков забрали 80% бюджета, который в этом году учитывает потолок зарплат. Это контракты, которые были подписаны генеральным менеджером в прошлом году. Зачем это было сделано, когда уже было известно о жестком потолке зарплат? Поэтому сейчас идет работа, учитывающая ту статистику, которую показали игроки, их функциональные возможности, и потолок зарплат. Вопрос тяжелый, большое влияние оказал короновирус. Есть непонятные вещи: будут ли иностранцы участвовать в чемпионате КХЛ, что будет с чемпионатом, когда он будет? Но это немного о перспективах. Факт в том, что «Металлург» будет играть по правилам финансового фейр-плей, и мы ждем правильного понимания ситуации от наших хоккеистов, кто имеет контракт на следующий год – им сделаны определенные предложения с реальными цифрами. Мы надеемся, что совместная работа с главным тренером, со скаутами, с тренерским штабом, в итоге выльется в положительные решения.

Илья Воробьёв:

– По сезону. Действительно, реальность была несколько не та, какую все ожидали от команды. Тут и травмы сказались, и то, что немного не под тот хоккей подбиралась команда. Мы пытались разными методами выжать всё, что можно, но в конце концов получили то, что есть. Это был снежный ком, который рассыпался, и мы вновь пытались его как-то склеить. Я хочу перед болельщиками извиниться. Но действительно мы работали очень много, чтобы реализовать ожидания… Но чудес не бывает. Должна и команда правильно комплектоваться, должна быть правильно подготовленной. Очень много нюансов, которые свалились на нас и по ходу сезона, и в паузах. Можно про этот сезон книжку написать – где исправляли, а где разваливалось. Из этого вывод: нам нужна перезагрузка, перестройка, перезапуск – как хотите, так и называйте. Это касается всех ступеней клуба. Это в том числе и вопрос рабочей морали: надо по-другому работать, более усиленно. Мы от многих клубов на пару лет отстали. У других обычное дело – быть элитным атлетом каждый день, ведь это профессия. Когда ты пытаешься выиграть полконька у соперника, они такие же как ты, так же работают, и ты должен их побеждать. У нас такого не было. Мы должны это всё перестроить, чтобы ребята были профессиональными, пришли нормально подготовленными к сезону, и тогда мы не с этой ступени будем начинать, а с нормальной, как это было у нас раньше. Надо всё перестраивать.

– Сергей Алексеевич, то, что вы сказали про ситуацию с «тяжелыми» контрактами семи игроков, которые забирают 80% зарплатного бюджета – ситуация по сути беспрецедентная. Получается, что, либо игроки входят в положение, разумно понимая, что у них слишком «тяжелые» контракты, и идут на пересмотр условий с клубом, либо с игроками придется расставаться? Решение не очень популярное и очень громкое. То есть клуб готов пойти и на финансовые издержки, и на имиджевые, чтобы эту ситуацию стабилизировать?

– Смотрите, есть же экономическая составляющая. Те контракты, которые сейчас тянут на 80% зарплатного бюджета, не позволяют клубу участвовать. Выхода два. Первый – игроки понимают и приходят к нужной составляющей. Второй – с игроками нужно расставаться. Метод непопулярный. Команда, которая всегда участвовала во всех плей-офф, какими бы тяжелыми не были времена, команда, которая в новейшей истории России одна из самых заслуженных – это имидж «Металлурга». Давайте об этом говорить. Да, эти меры будут необходимы. Да, игроки, которым мы сделали предложения и которым на имя «Металлурга» будет все равно – это говорит о том, что данный игрок эгоист – с такими мы будем расставаться. Как бы неудобно это было. Но у нас есть воспитанники «Магнитки», которые почему-то в свое время не попадали в состав, и с которыми мы ведем переговоры, с игроками, которые играют за океаном, и с теми, которые работают в других клубах. Это игроки нормальные, мы видим, что с ними можно работать. Есть потолок зарплат, и «Металлург» тут будет придерживаться правил.

Понятно, что в следующем сезоне мы будем выходить из тяжелой ситуации и отшлифовывать какие-то моменты, но цели всегда стоят максимальные. А потом по его итогам нужно делать мелкие выводы и выходить уже на верхние рубежи, которые позволят бороться за главный трофей. Вот основная задача. Всегда бывают непопулярные меры. Тот же Ковальчук, имея зарплату в шесть миллионов, понимая свое состояние, ушел на зарплату в 500 тысяч.

– А что касается тренерского штаба, когда он будет сформирован?

– Это всё в работе. Я считаю, что тренерский штаб – это прерогатива главного тренера, человека, который является сердцем и главным методистом работы клуба. Его состав будет определен Ильей Петровичем. Работы ведутся и не стоят на месте. Вообще есть такое правило – раз в три года надо менять руководителей. Это правило существует не только в Магнитогорске, а во всех нормальных мировых компаниях. Хоккей – он мало чем отличается. Но если штаб создан – надо давать минимум три года, чтобы он работал. Мы немного засиделись на лаврах последних успехов, меняя затем по большому счету только главного тренера. Штаб будет сформирован, работа ведется не исходя из фамилий, а учитывая профессиональные качества, качества воспитанников, склонен ли человек, как помощник главного тренера, к новым тенденциям развития хоккея во всех линиях? У нападающих и защитников – скорость, борьба, движение рук, принятие решения. Есть с чем работать. Перестройка большая.

– А в связи с тем, что принят потолок зарплат – не ожидаете появления на рынке большого количества мастеровитых игроков, которые освободятся из других клубов?

– Давайте возьмем источник. Если мы говорим о мастеровитых хоккеистах – а вдруг иностранцы к следующему сезону не смогут заехать в Россию? Тогда мы говорим о дефиците российских мастеровитых хоккеистов, которые есть на рынке. Посмотрите на таблицу КХЛ. ЦСКА и СКА, при наличии своей хорошей школы, вынуждены привлекать пять иностранцев. «Барыс», который не ограничен лимитом, имеет в составе 14 легионеров, хоть у нескольких и есть казахские паспорта. «Сибирь» с финским звеном. «Салават» с игроками финской и шведской школы. Хорошая школа конечно в «Ак Барсе», но комплект легионеров есть и там. А теперь представим – иностранцы не приехали. Что есть в Лиге? Да, есть положительный момент – возможность роста молодых хоккеистов. Но все равно, «дядька», у которого можно учиться, должен быть. Если Капризов уедет за океан – кто займет его место? При этом многие молодые хотят попробовать свои силы в НХЛ, и наша задача – удержать их в нашем хоккее, и как раз в таком дефиците и при потолке зарплат такая возможность будет.

Ситуация нелегкая, в ней есть и положительные стороны, и отрицательные. Потолок зарплат пугать не должен. Хорошие, топовые иностранцы едут же играть сюда, за немного меньшие деньги, за которые играют наши топовые спортсмены, и при этом занимают в своих сборных ведущие роли.

– Сергей Алексеевич, сезон действительно показал, что ситуация непростая, и не только с точки зрения главной команды, но и по всей вертикали ДЮСШ – МХЛ – ВХЛ – КХЛ. Есть ли какие-то выводы, как выходить из этой ситуации?

– Да, выводы мы сделали правильные. Анализ показал, что школа сдала свои позиции. Мы не выигрывали чемпионат федерального округа ребятами 2003 года, 2004 еще что-то мог выиграть, но детский чемпионат сейчас закрывается из-за короновируса. Но даже последний матч «Стальных Лисов» был хорошим примером физподготовки и скорости – в третьем периоде нас ребята на два года моложе просто «вынесли». Это говорит о том, что работа в школе потеряла свою функциональность. Цифры. Если взять статистику по воспитанникам нашей школы от 25 лет и старше, и которые сейчас играют в профессиональных лигах, то Магнитогорск по выпускникам на первом месте. Если смотреть на игроков 20-25 лет, то мы не входим в пятерку. Если смотреть на ребят, которые младше 20 лет, то мы уже за пределами первой десятки. Нас перегнали Сочи, Новокузнецк и Ханты-Мансийск без команд в КХЛ. Всё должно двигаться. У нас были отличные воспитанники, а потом мы сидели на лаврах. Это не только в хоккее, так бывает во всех командных видах спорта, да и в индивидуальных тоже. Примеров очень много. В хоккее ЦСКА в свое время прекратил развитие – появились клубы с востока. В футболе – «Спартак» прекратил движение, как потом выбираться? В баскетболе – «Спартак» Санкт-Петербург, топовая команда, на базе которой создавалась команда олимпийских чемпионов. Движение прекратилось – всё прекратилось. Волейбольная «Уралочка» – не стало Карполя, не стало школы, не стало движения. Где «Уралочка»? Нет «Уралочки». И таких примеров много, вы лучше меня знаете. Всё закономерно. В мире всё подчиняется определенным законам, которые просто надо грамотно применять к тем или иным вещам. История повторяется. Римская Империя развалилась от того, что зажировала. Дальше всё так же. Чудес не бывает.

– Илья Петрович, если можно, немного подробнее о чемпионате. Выступление команды напоминало некую синусоиду, когда «Металлург» на старте погрузился на дно, потом выбрался вверх, с Дальнего Востока опять началось движение вниз. Это психология? Физика? Еще какие-то причины?

– Причин много. Если начать с сентября, то мы были просто не готовы физически. В силу травм, которые были у 14 спортсменов, в силу неготовности к сезону, мы держались период-полтора на уровне современного хоккея, который стал бегущим, работающим, борющимся. Думали – состав есть, обыграем, только владеть шайбой. А тут её никто не отдает, её надо отбирать. Сентябрь у нас прошел под лозунгом «Набери форму», потом опустились на последнее место. Потом поставили систему, начали бороться, провели хороший месяц. Потом сыграли дома сложную игру с Уфой и отправились на Дальний Восток, в Китай. Кое-как добрались, проиграли тот матч, а дальше «Адмирал», Вася Кошечкин заболел, голы неудачные, в голове уверенность прошла. В общем и целом, я могу долго рассказывать, можно книгу написать. Приходишь, думаешь: «Надо дать этому парню отдохнуть», а у тебя два больных или два на травме, которые приходят и говорят: «Мы не можем играть». Общий список проблем после сезона докторский состав подготовил, аж на трех страницах – такого еще не было. Тут все сложилось, не только травмы. У Верещагина пах, сотрясение, потом аппендицит. У нас за сезон два аппендицита у хоккеистов было вырезано. Ну и еще было два вируса за сезон. Один назывался, недельный, имени Макса – «М-1», а второй – имени Верещагина – «Ваня-2».

– И тогда в связи с этим, раз такая неблагоприятная была ситуация на протяжении всего сезона с болезнями и травмами, поясните расставание с рядом игроков. Галузин, Буйницкий, а затем Паршин, что было неожиданно.

– Ну здесь давайте так: одна из причин – мы ориентировались на следующий сезон, а именно на потолок зарплат. У нас сейчас 7 этих игроков, а было бы 10, и мы бы не вписались никак в потолок зарплат. Не хочется никого конкретно выделять, но тот же Буйницкий, он за «Авангард» так и не сыграл в этом сезоне. Мы, конечно, так сильно не следили за ним. Дальше называть не буду. Были веские на тот момент причины, поэтому и расставались с этими ребятами.

– В продолжение этой темы: ребята, которые заменили ушедший, неплохо справились с задачей…

– Нормально справились. Естественно, надо понимать, что у нас бюджета больше не было. Не очень солидно будет по отношению к игрокам, но мы пытались «выкроить на сдачу», то что у нас оставалось после расставания с ребятами.

– То есть можно сказать, что, расставаясь с этими игроками, уже держали в голове следующий сезон и потолок зарплат?

Сергей Ласьков:

– Первый фактор – это функциональное состояние игроков на тот момент, их отношение к командной игре, к результату, а уже потом – потолок зарплат. Ну и последний пример с Паршиным: не было вариантов расторжения в половину, это было под 100, но, когда у человека нет понимания, что это команда, что это результат – в глазах этого нет. Честно скажу, это было перед игрой с «Авангардом», я буквально выгнал его из раздевалки. То, что это уменьшило потолок в этом сезоне, это вторичная составляющая. И вообще вот эти ребята не являются максимальной массой, максимальная масса осталась. Мы сделали коэффициент игроков, которые есть в лиге. У нас лучший нападающий – Сергей Мозякин – на 18-м месте в Лиге, а лучший защитник – на 41-м. Ну а тех ребят, которых мы расторгли, они заняли свое соответствующее место, а кого мы взяли «на сдачу» – заняли достойное место в команде. Нестрашил, которого взяли вместо Пола Постмы, оказался вторым бомбардиром команды. Также Филиппи и Пивцакин. По последнему готов сказать, что на момент ухода из «Авангарда», «Динамо» предлагало ему гораздо большую сумму, чем могли предложить мы. Но Пивцакин выбрал «Металлург». Зная проблемы того же Филиппи, его предыдущие проблемы со спиной, его состояние, мы долго консультировались с докторами. В итогеподписали Филиппи и Пивцакина, поскольку на тот момент на рынке не было никого. Конечно можно было пойти к нашему Президенту Виктору Филипповичу Рашникову и попросить опять денег, и сказать: «Давайте мы сейчас купим действующего обладателя Кубка Стэнли?», но я считаю такой подход неправильным. Что касается плей-офф, то я считаю, что мы на равных боролись с «Барысом», при том, что у них такой состав.

– Сергей Алексеевич, много слухов сейчас в интернете про тренерский штаб команд «Металлург» и «Стальные Лисы». Какие решения уже приняты?

– Сразу скажу, что ничего сейчас говорить не могу, поскольку у людей есть действующие контракты и сообщать что-то сейчас – некорректно. Главный тренер команды мастеров определяет единственную верную методику подготовки хоккеистов, которая будет внедрятся в молодежной команде и даже будет распространяться на выпускников школы. Школа должна работать по той же методике, которая продиктована главной командой. Начиная от физической подготовки, развития определенных навыков нападающих, защитников, вратарей. То же самое и в молодежной команде, чтобы игроки уже были максимально готовы к команде мастеров. Единственный нюанс, чтобы игрок был готов к переходу в мужской хоккей, из молодежки в мужской, для этого существует промежуточное звено во всей вертикали – это клуб ВХЛ. У нас нормальные отношения с клубом «Зауралье» и практически всю нашу молодежь мы в этом сезоне в «Зауралье» обкатали. Поэтому, наверно, Минулин и стал лучшим новичком первого этапа плей-офф КХЛ нынешнего сезона. Он еще должен прибавлять и выходить на лидирующие позиции. Если, конечно, звездная болезнь не нагрянет.

– Илья Петрович, для многих стала большим огорчением игра канадских легионеров, поскольку все мы привыкли видеть, что классические канадцы к плей-офф должны добавлять, но этого не случилось.

– Согласен, от них можно было ожидать большего. В защиту могу сказать следующее: один сломал ногу в середине сезона, у второго была паховая грыжа, так что они по полтора месяца сезона пропустили. Но все-таки от этих ребят мы ждали большего. Ну а в плей-офф один получил сотрясение, другой играл с «одним плечом». В плей-офф было как всегда в этом сезоне.

– Рассмусен тоже мог бы помочь в плей-офф, но так и не вышел…

– Ну сейчас уже все нормально. Он приехал, после сезоне немного здесь тренировался, но к сожалению, поздновато.

– Илья Петрович, много уже было сказано о проблемах. Были Кубки Гагарина, были финалы, сейчас можно сказать, что в Магнитогорске присутствует некий системный кризис? Каким видите выход из него?

– Однозначно, необходимо перестраивать всю систему. Такое уже было и в тот раз получилось все очень быстро и удачно, однако сейчас уже сложно найти Зарипова в 30-летнем возрасте. Тогда тоже все удачно получилось, но был на тот момент рынок свободных игроков. А сейчас несомненно будет сложнее, но стоит начать с перезагрузки всего клуба. Мы на пару лет здесь, к сожалению, отстали.

– Вы как специалист с большим опытом, как относитесь к введению потолка зарплат?

– В принципе, правильно. У нас ситуация своя с прошлогодними контрактами. Если начинать с нуля, то идея потолка зарплат интересная, чтобы были равные возможности у клубов. В НХЛ тоже к этому пришли, но не сразу. Вспомните Монреаль, который собирал всех лучших хоккеистов и выигрывал, затем Детройт несколько лет шли неплохо. Все это было без потолка зарплат. Человек давал много денег и собиралась команда. Они к этому пришли, теперь настало и наше время.

Сергей Ласьков:

– Ну просто посчитайте, 770 миллионов – 25% от них, которые согласно положению КХЛ, в случае расторжения, мы должны выплатить. Это 180 миллионов. Это три классных игрока, стоимостью по 60 миллионов. Эти деньги на формирование команды в этом году будут потеряны. Поэтому ведутся долгие переговоры с вариантами роста. Если, как говорит Илья Петрович, начинать с нуля, то точно ничего страшного в этом потолке зарплат нет. Уравняются шансы.

– Сергей Алексеевич, вот вы уже упомянули команду «Стальные Лисы», а если капнуть немного глубже, в школу. Уже была информация, что вы были там с визитом. Что вы, как управленец, увидели, как оцените текущее положение школы?

– Во-первых, каждый живет в своем «гараже». Вот что я увидел. Нет единого подхода, нет единой методики подготовки хоккеистов. Почему-то абсолютное равнодушие. Я отработал свои два часа и все, извините, до свидания! Поэтому в школе уже сейчас будут введены более индивидуальный подход. Я хочу, чтобы родители перестали оказывать давление на наших тренеров. А именно: «Я хочу, чтобы ребенок играл в первом звене!». Господа родители, вы поймите, что это зависит от физической подготовки вашего ребенка. Вы можете угробить здоровье вашего ребенка, настаивая на том, чтобы он играл в первом звене. По статистике, в городе 400 тысяч население и каждый год Малкин не рождается. Лучшие школы, на данный момент финские, извините есть такое техническое выражение «выход годного». Так вот в Финляндии «выход годного» – это те, кто становится профессиональными хоккеистами – составляет 96%. 96! Поэтому тренерский штаб школы должен быть нацелен на работу. Должен быть индивидуальный подход: дополнительная физическая подготовка у мальчиков, если кто-то отстает в плане физики. Но опять же все это происходит в рамках школы, силами тренеров и абсолютно бесплатно. Дополнительная работа с нападающими и защитниками после 12 лет. Дополнительная работа с вратарями, дополнительная работа по катанию: у маленьких мальчиков – отдельно, у старших возрастов – отдельно. Эту методику мы будем внедрять.

Однако второй вопрос, который сейчас возник и очень резко. Посмотрите на последнюю игру «Стальных Лис» против «Толпара» – у них игроки на два года младше, однако выше всех наших хоккеистов на голову, здоровее, бегут. А теперь вернемся к ситуации, которая существует. Большой мальчик, он, к сожалению, не скоординирован. Он просто большой. По началу он берет своим ростом на тренировках, далее он поздно развивается, и мелкие ребята в этой ситуации выигрывают, они бегут и тренеры начинают делать ставку на них. В итоге высокие отсеиваются, и остаются те, кто, извините, не выше борта. А теперь возьмите КХЛ в нынешнем состоянии: те, кто выше борта, имеют среднюю скорость передвижения по льду 36-37 км. в час, имеют шикарное катание, имеют разворот. Тот же Козун, который у нас был, маленький. Скорость движения гораздо выше, однако извините, но наших парней в серии с «Барысом» с пятака просто выкинули, немного пошевелив плечом. Это говорит о том, что хоккей стал здоровей. Когда мне было 10 лет, я был 170 см. ростом, носил 45-й размер обуви. Был хулиган, однако меня увидел господин Кабиров и спросил, а сколько же тебе лет? Я ответил – 10. А какой же рост у твоих родителей? Я ответил, что 180, но оба прадеда по 210. И вот тогда Кабиров сказал: «Ты мне нужен». Вот уже тогда в те времена тренер занимался отбором. Не только тех, кого к нему привели, а он рассматривал еще и на перспективу, искал людей. Сейчас, к сожалению, тренера в детской школе пришли просто заработать деньги. Кто хочет работать и предан хоккею, тот и будет работать в этой школе. Я хочу, что прекратились все жалобы в городе. Они будут. Моего сына не поставили в первое звено, а моего не заигрывают… Надо понять, а может стоит поменять вид спорта ребенку. У финнов и шведов, не факт, что ты стал хоккеистом, придя в хоккейную школу, это определяется после 11-12 лет. Самое интересное, что, уходя из хоккейной школы, финны и шведы начинают посещать футбол, баскетбол – это такие близкие виды спорта. Но есть мама, которой нравится контракт одного из великих хоккеистов, и она считает, что у нее сын – одаренный кадр и он будет именно таким! Надо понимать, что это тяжелейший труд, и хоккеистами станут те, кто будет вкалывать! Наверно вот такие изменения и будут для того, чтобы вырастить настоящих профессионалов.

– Хотелось бы взгляда Ильи Петровича и Сергея Алексеевича на вратарскую тему. Понятно, что Василий Кошечкин «тащил» весь сезон, но не всегда чисто физически оказывался готов к такой нагрузке. У него продолжающийся контракт. Что делаем с Демченко? Какой взгляд на перспективу Носова – ему дали один матч в плей-офф сыграть за «Лисов». Как оцените эту тему вы, как тренер, и вы, как менеджер.

Илья Воробьёв: Действительно, Васе Кошечкину где-то не хватило сил, потому что все как колом было, так и осталось – пришлось только ему «тащить». У нас получилось, что Стаса Галимова мы подписали вторым вратарем, но он полгода до этого не играл. Был и травмирован, пропустил – в итоге не заладилось. Поэтому опять Вася. Демченко мы взяли в надежде, что вытащим его из психологической ямы. И, скажем так, не сработало. В силу этого мы переодевали Глеба Носова в плей-офф, потому что он давал сзади больше уверенности, если бы пришлось сыграть. Глеб – не самый габаритный вратарь. У него есть хорошее качество, чтобы играть в этой лиге, – он бьется за каждую шайбу до последнего. Характерный, фартовый парень, у него есть интересные вещи. Но чтобы с таким размером играть в КХЛ, надо быть гениальным – как вратарю, так и игроку. Это, может быть, Метсола. По вратарям, пожалуй, он. По игрокам это должен быть… Капризов! Но мы о другом.

Сергей Ласьков: Смотрите, во-первых, мы говорим вроде Вася не спас и не выручил. А вы возьмите Васину статистику за все время игры в «Металлурге». В этом сезоне при всех нагрузках у Васи – лучший за все годы коэффициент надежности и процент отраженных бросков. Статистка есть на сайте, посмотрите. Как бы то ни было. Но когда тебе бросают раз, второй, третий, а защитники доблестно смотрят и не выносят… Даже если после первого отскока защитник не вынес – значит, проблема в защите. Но когда тебе их три раза подряд заряжают… Другой вопрос, когда вратарь еще умудряется отдавать голевой пас, а у Васи он в этом сезоне есть, это говорит о многом. У него подписанный контракт, но он точно к земле не тянет. Игроки такого уровня, как Кошечкин, если взять вратарей, имеют точно такую же зарплату. И здесь ничего такого нет. Конечно, была попытка с моей стороны сделать предложение Васе поменьше. Но это просто была попытка, чтобы его раззадорить чуть-чуть. На самом деле, с Васей мы остаемся. И основная задача теперь найти помощника, а в перспективе – сменщика. Поэтому здесь тоже ведется большая работа, в том числе и с нашими молодыми дарованиями. Самсонова я не беру, не буду говорить. А вот что делает за океаном Загидулин, я до сих пор не пойму. Мы ведем с ним разговор, думаю, к началу сезона, может быть, до чего-то договоримся. Я честно скажу: Загидулину я предложил 50% времени на следующий сезон и место основного вратаря его родной команды через год. Вот, могу переписку показать, мои переговоры с ним лично – я не стесняюсь. Я человек, который привык говорить правду, какой бы горькой она не была. Если человек начинает увиливать и уходить, я стараюсь дальше с ним не работать. Ведь если человек юлит, значит, что-то за душой черненькое есть.

Сразу скажу, что со многими нашими хоккеистами, кто играет за океаном, мы разговариваем. В принципе, ребята понимающие и адекватные. Но сейчас ситуация непонятная, тяжело вести переговоры. Непонятно, где кого какой ветер застал, где самолеты летают или нет. Тот же Загидулин: сможет ли он улететь из Америки или придется просить Федора Конюхова, чтобы он его доставил к нам на лодке? Пусть пока определятся там, время еще есть.

– Как в принципе ведется селекционная работа в клубе? Кто ведет переговоры, как это происходит?

Сергей Ласьков: Давайте так. Селекционная работа. Во-первых, мы рассмотрели тот состав, который есть у нас. Мы определили ту молодежь, на которую у нас есть права и которой мы готовы предложить контракты. Кто будет продолжать работать под руководством Ильи Петровича – с завтрашнего дня, разделенные на две группы, чтобы не было большой толкучки, а было направленное действие. Это и лед, и зал, и физическая подготовка, функциональное состояние. Всех наших действующих мы просмотрели. Сразу скажу, над просмотром сейчас работает наш скаут Виктор Постников. Естественно, с учетом той заявки – какие у нас есть и нужны позиции, и какого уровня. Дальше – есть скаут за океаном, у нас там хорошие связи. Агенты присылают свои предложения. Поверьте, работа по каждому игроку занимает довольно много времени. Постников отслеживает, забирает из базы, нарезает моменты. Мы говорим: нам нужен здоровый, скоростной, с руками, борющийся. И вот по каждому этому пункту Виктор готовит видео, нарезает все эти варианты. Нам нужен защитник оборонительного плана: габаритный, борющийся, с хорошим броском. Минулин, наверное, вырастит – надеемся. Не перехвалим! Нормальный пацан. Кого еще взять такого плана, кого хотим? Охтамаа – такого плана защитника видим в составе. Далее – защитник атакующего плана. Наверное, Виктор Антипин уровня 2017 года. Именно 17-г года – я подчеркиваю. Потому что то, что мы видели в этом году, не понимали, что случилось. Вот как-то так. Сейчас просмотрено около 120 игроков. Некоторым уже высланы предложения. В том числе и россиянам. Часть оставили на перспективу. Постоянное общение с агентами – вот пока с вами общаемся, двое успели позвонить. Жизнь агента она такая: отдайте мне мои проценты и чем больше, тем лучше. У меня задача другая – я хочу получить хорошего игрока, но недорого. Считаю, что бонусы не должны быть привязаны к единоличным вариантам, только к командным. Чтобы команда понимала, что каждый получит бонус, только если все вместе достигнут результата. К сожалению, то время, когда были личные бонусы (они в числе прочего были и в прошлогодних контрактах – и получилось со стороны некоторых: «мне пофиг, что там команда, я свои премиальные получу»), ушло в прошлое. Поверьте мне, от этого уже многие клубы отошли. Я с некоторыми, не называя скажу, общался и знаю, что у них именно такая модель – командный бонус за результат. Такую же систему мы разрабатываем.

– Илья Петрович, чисто прикладной вопрос. Как будет работать команда в ближайшее время?

– Часть ребят у нас уже тренируется. Кому-то дали неделю выходных. С завтрашнего дня – собрание с «Лисами», потом поделим ребят на две группы и начнем тренироваться. У нас лед, атлетизм и велосипед. Потому что было уже сказано, по серии с «Толпаром», и в первой команде у молодежи мы видели, что очень сильно не хватало аэробной подготовки и «физики» в целом. Надо их развивать. Начнем с завтрашнего дня. И до 30 апреля.

Сергей Ласьков: Я вот понимаю как. У человека обычно отпуск месяц. В хоккее так сложилось, что два. Но. Если ты молодой хоккеист, приходи и работай. Иначе ты не станешь великим игроком. Я не понимаю отношения, когда человек позволяет себе валяться на пляже. Я часто езжу отдыхать в отдаленные страны, где народа поменьше. И у меня есть привычка: в шесть утра я уже на пляже. Не жарко, хорошо, никого нет. Поверьте, я встречал там немало великих спортсменов. У которых тоже отпуск. Но он вдоль берега, по щиколотку в песке впахивает туда десятку и обратно десятку. Утром. А потом еще вечером, когда солнце садится и не так жарко. А днем он торчит в тренажерном зале!

Я всегда в пример привожу Кобе Брайанта, царствие небесное. Человек вставал в 7 утра. До 11 работал с тренером по физподготовке. С 11 до 14 часов дня он дома (у него стоял щит, оборудованная площадка) совершал 1000 (тысячу!) бросков в кольцо. И к трем часам он приезжал на командную тренировку. Поэтому он и был Кобе Брайант. Леброн – то же самое. И пока в глазах не будет понимания вот этого, ничего не будет. Я должен зайти в раздевалку и увидеть в глазах одну цель у каждого – Кубок Гагарина и Кубок Харламова у молодежки – если вся команда видит только это, то эта цель будет достигнута. Если все и каждый будут понимать конечную цель. А если поставить промежуточную, ничего не выйдет. Не выйдет.

– Илья Петрович, заговорили о молодежи. По тем антропометрическим показателям, о которых говорили, Егор Спиридонов, по сути, наиболее пригоден. Он фактурный, он играет центра. Но у него получился какой-то «замаринованный» сезон. Были отрезки, когда он не играл, ни в ВХЛ, ни за «Металлург», ни за «Лисов». Поэтому в плей-офф он, на мой взгляд, выглядел слабее, чем мог бы.

Илья Воробьёв: Мы его в «вышку» из «Лисов» отдали, чтобы он с мужиками немножко поиграл. Понятно, что поначалу у него было не так много игрового времени, но потом освоился. Другое дело, что его чаще ставили на край, чем в центр. Может быть, в этом причина, сказалось. Несомненно, интересный хоккеист. Но в карьере бывают такие года, когда развитие чуть замедляется. А вообще по тем параметрам, о которых вы говорите, у нас там еще один мальчик растет, с армянской фамилией (смеется). Он подходит нам! Как Сергей Алексеевич говорит, надо на его родителей посмотреть – может быть, там тоже дедушка «два десять» есть (смеется).

Сергей Ласьков: Вспоминайте классику: «трудиться, трудиться и трудиться – тогда будет очень много денюжек»!

Илья Петрович: Да, если серьезно, наша основная задача перевести все в русло работы. Сергей Алексеевич рассказал про Кобе Брайанта, я расскажу тоже историю, если вам интересно. В 15-м или 16-м году я работал на Евротуре, тогда еще помощником был, одна из игр. За пару часов до матча жена пишет смс: «Срочно набери». Выхожу из раздевалки, в коридорчик. А за углом Кучеров – с шариком для гольфа работает. На руки, на технику, минут пять. Дальше иду – а там с пластмассовой шайбой Джони Годро из «Калгари», кстати, тоже хоккеист небольшого роста. И это они делают перед каждой игрой! В НХЛ вообще большое внимание уделяют работе над техникой, постоянным улучшениям навыков, мастерства. Независимо от того, на каком уровне хоккеист находится. Элитные спортсмены, высочайший уровень технического мастерства. Знаете, что было, когда я эту историю рассказал у нас в команде? Один взял клюшку, мячик пошел работать, а ему сказали: ты что, Кучеров? Все посмеялись, и на этом все закончилось.

Это тогда было. Сейчас это будет обязательной программой, это совершенно точно, чтобы вот такие порывы не заканчивались. Обязательно для всех. Мы говорим сейчас, что хоккей это гонка – кондиций, «физики», технического оснащения. Что отличает профессионала и делает его лучше остальных? Момент принятия шайбы, поднятия головы и принятия решения. Знаете, когда я играл с Женей Малкиным, у него, куда не отдай, любая шайба в радиусе полутора метров от его клюшки через полсекунды, да даже быстрее, была «на удобной» и он продолжал момент – отдавал передачу, обыгрывал или двигался дальше. Разница великого игрока и обычного. А все идет через работу – о чем мы говорим, вспоминая Брайанта, Кучерова. Они фанаты своего дела. Это не значит, что ты должен тут торчать с утра до вечера, и чем больше раз штангу поднимешь, тем лучше. Все должно быть в меру.

Еще пример. Разговаривал с Никитой Гусевым. Он, например, фанат видео. Он разбирает каждый момент, эпизод. И за счет этого знает, что будет делать на каждом квадратном метре поля. Это не преувеличение.

Когда я играл в хоккей, мне отец, Петр Ильич, говорил: ты каждый год, каждое лето должен разучивать новый финт – приобрести, отработать. Почему таких людей, как Кросби, Малкина никто перегнать не может? Потому после того, как чемпионат закончился – неважно, вылетела команда или победила – они через неделю уже начинают работать, тренироваться. Они фанаты. Они лучшие за счет своего спортивного эгоизма – в хорошем смысле слова. Они хотят быть лучше остальных всегда, во всем и везде. Так происходит со всеми великими игроками. Про Джордана я читал – там тоже есть интересные моменты.

Поэтому два слагаемых – фанатизм и работа. Это должно быть главными словами при нашей перестройке, перезапуске, которые нам предстоят. С этими словами я завтра войду на собрание к «Лисам», и дальше.

– Сергей Алексеевич, по поводу следующего сезона и иностранного рынка. Уже сейчас есть понимание, на какие конкретно позиции будете искать усиление среди легионеров?

– Есть. И ведется работа. И один из довольно-таки серьезных игроков уже подписан. Не буду пока говорить, кто. Дождемся пока откроются границы, все будет однозначно понятно. Но уже агенты задают вопрос: «А как вы умудрились это сделать?». Я отвечаю: работайте, и у вас получится.

Работа эта ведется. Естественно, это центральный нападающий. Может быть, защитник. Кстати, мы даже обратили внимание с Ильёй Петровичем на то, что национальный фактор сильно влияет на присутствие легионеров в команде. Допустим, мы рассматривали финского игрока. Нам сказали: не будет второго финна – он у вас не заиграет. И в этом тоже доля истины есть. Посморите тот же состав «Сибири» - все легионеры финны, в «Барысе» - Охтамаа и Пакаринен. В той же Уфе. Можно долго перечислять. Нигде нет одиночек. Бывают канадцы или американцы по одному в составах, но те всегда «эгоисты» - привыкли в своих лигах к конкуренции в составе, им не привыкать. У нас вот свежий пример: тому же Нестрашилу стало повеселее играть, когда появился в составе ещё и Филиппи. Так что национальный фактор тоже нельзя сбрасывать со счетов. Возьмите себя на их место – что будет с вами, если вы один уедете в другую страну, и как вы оживёте, если появится в команде ещё один русский. Если приедет третий – уже будет плохо (смеётся).

- Вопрос Сергею Алексеевичу касательно школы. Ходят слухи, что вы отсрочили так называемый отсев деток начального звена из хоккейной школы до определённого возраста – начального звена…

- Что значит «отсрочили деток начального звена»? Мы пошли по другому пути. Во-первых, о слухах. Давайте вспомним нашего классика: «Сколько слухов наши уши поражает». К сожалению, молодёжь сегодня мало знакома с творчеством Владимира Семёновича Высоцкого. Рекомендую к прослушиванию. Далее по теме вопроса: у нас в командах (возраст с 2003 по 2008 годы) находятся по 23-25 человек. В команде 2003 года магнитогорски ребят всего пятеро, остальные – приезжие. Была установка – набирать народ отовсюду, чтобы что-то выиграть. Ничего в результате не выиграли. Это тяжело психологически, когда дети живут и играют здесь, родители где-то в дали по домам. Тут этим процессом должен управлять ещё и тренер-психолог. Это одна сторона медали.

Потом я посмотрел сами матчи – спортивную составляющую. К нам в Магнитку приезжают играть команды с других городов, нормально играют в 4 состава. Наша же команда, гонясь за результатом, играет в три пятёрки. Мол, зачем работать со всеми остальными парнями, если тренер выставляет потом на игру три состава? Мы же загоняем по здоровью этих мальчишек.

Родители команды 2009 года (там 45 мальчишек) ко мне обратились с просьбой не отсевать раньше времени. В детском хоккее есть такое понятие «выход годного». И хорошо, если эта цифра будет на 4-5 человеках из 45! Дело в том, что по регламенту соревнований между школами мы не имеем право заявлять команду, которая по численности будет больше 22-25 ребят. И со следующего сезона мы пойдём на эксперимент, чтобы заявить всех мальчишек и никого не выгонять из секции. Половина ребят этого возраста будут играть под флагом ДЮСШ, а другая часть – под флагом Федерации хоккея России и Магнитогорской федерации хоккея. Сейчас мы прорабатываем этот вопрос на документальном уровне с председателем МФХ Константином Мазуркевичем. Это позволит нам сохранить всех детишек, чтобы уже потом увидеть, в какой из групп есть талантливые и способные ребята. А если учесть, что со следующего года у нас поменяется и общая методика преподавания, то мы хотим повысить показатель «выхода годного». Чтобы из 45 набранных ребят мы смогли довести до уровня основной команды хотя бы человек 10.  

Главное же ещё желание этих мальчишек – они хотят играть в хоккей, и мы пошли им навстречу. И хорошо, что у нас продуктивно стали проходить родительские собрания – родители тоже проявляют интерес. Но тут другая беда. Когда в не женском виде спорта на собрание приходят одни мамы, у меня возникает чувство, что или папы за водкой уехали затариваться (очереди во всех продуктовых магазинах от «коронавируса», и открою вам секрет – спиртосодержащие напитки не предостерегают от риска заболеть), или они не хотят воспитывать своих сыновей. Понятно, что мама – это мама для любого ребёнка. Мама за своё чадо будет всегда биться. Хотелось бы и к папам обратиться: включайтесь в воспитание, хватит растить девочек в обличии мальчиков! А когда сын за маминой юбкой, то зачастую вырастает потом «маменькин сынок».

Поэтому, мы пойдём на этот эксперимент и оставим 45 мальчишек. А там уже будем потом выбирать лучших. Но и тут надо работать точечно: не выгонять на улицу, а пробовать маме объяснить, что хоккей – не подходит для вашего ребёнка, можно заняться чем-то другим. Родители должны адекватно оценивать возможности своих детей.

Кстати, в той же Швеции и Финляндии дети после 11-12 лет могут легко менять виды спорта – кто-то уходит в футбол или баскетбол, или даже в индивидуальные соревнования. Это нормальный процесс: не получилось тут – перешёл в другую секцию. И никакой трагедии. Например, маме Козуна я бы посоветовал отдать своего сына в шорт-трек. Коренастый, хорошо катается, высокая скорость – только шайбы не дождёшься! Я вот в плей-офф даже удивился, что он такой классный пас смог сделать Мозякину. Не поверил своим глазам.

Поймите одно: ну не может такое количество детей в хоккейных школах вырасти в суперигроков. Чудес не бывает! Ну не каждому дано стать великим хоккеистом. Вот мне не дано быть хоккеистом, хотя в детстве тоже гонял с мальчишками на коробке зимой. По утрам перед школой бегали с соседним классом. Потом коньки снимали и шли в школу, к третьему уроку пальцы на ногах оттаивали – потому что в те годы были всегда холодные зимы.

Вы меня извините, но наших олимпийских чемпионов среди юношей никто из области не поздравил. Единственное, что я смог сделать – пригласить ребят с родителями в кабинет и вручить специальные подарки от клуба. Думаю, мы с ними подпишем договор о намерениях, чтобы они выступали потом в «Лисах». Просто уже в детском возрасте начинается охота агентов и скаутов на талантливых ребят. Корпоративная культура не позволяет меня говорить о плохих скаутах, или выставить их за дверь.

– Исходя из всего услышанного, можно ли сказать, что вы возлюбили хоккей так же, как и баскетбол?

– А я вам уже рассказывал, что я играл в детстве в хоккей. Правда, потом была проблема: когда размер ноги стал 48-го размера, а такие коньки в СССР было найти нереально. Я ко многим видам спорта не равнодушен. В своё время я прекрасно бегал на лыжах. Потому что отец меня каждые выходные вывозил в Абзаково на поезде «Здоровье». До первого разряда вырос в лыжах. Спокойно бегал «пятнашку» (15 км) на первый спортивный разряд. И плаванием занимался тоже. Я вырос в спортивной семье, знаю, что такое спорт. Так что я уважительно отношусь ко всем видам спорта, в том числе к хоккею.

Конечно, какие-то детали я не могу знать, но в этом сезоне я присутствовал на командных собраниях, и даже мне многое было понятно. А профессиональные хоккеисты тем более это должны понимать. Понятно, что и в хоккее нужен профессиональный менеджмент, и тут я доверяю Илье Петровичу. Кстати, если команда чётко выполняла предматчевые установки на игры, то мы, как правило, побеждали. То есть была командная игра! Если что-то шло не так, и каждый играл за свои личные бонусы – это завершалось поражениями.    

– Сергей Алексеевич, магнитогорские болельщики балованы прежними успехами. Можно ли сказать, что теперь придётся умерить свои амбиции и аппетиты, и «Металлургу» надо будет начинать новый сезон практически с нуля? Настолько ли печальная ситуация нас ожидает?

– Давайте так. Печальная ситуация – это когда вас отнесли и закопали. (Смех в зале). Когда вам уже все равно, что будет дальше. Хорошо, что вы понимаете мой немного чёрный юмор. Нам не всё равно, и мы хотим исправить это положение клуба. Работы предстоит действительно много. Да, побеждать мы все любим. Но надо и понимать процесс строительства команды. Тот же ЦСКА шёл к своему Кубку Гагарина аж с 2012 года… Чемпионская Магнитка в КХЛ начала создаваться в 2011 году, постепенно обновляя состав вокруг новых лидеров. Первый трофей мы выиграли уже через три года, потом закрепили успех. Причем во второй раз обыграли как раз тот самый ЦСКА, победу которому прочили ещё до финала, когда уже вся Москва готова была праздновать и ликовать с флагами на улицах.

Поэтому мы ни в коем случае не отказываемся от высоких целей. Нужно исправлять все ошибки и строить новую команду. Хотелось бы этот процесс ускорить, но по современным всем раскладам, коллектив строится примерно года три. Но при этом максимальных задач нам никто не отменял. Первый год – работа над ошибками. Второй год – отточка. Третий – доводка механизма.

– А президент клуба какие задачи ставит?

– Президент клуба всегда ставил и ставит высокие задачи. Но он и должен как президент их ставить. Как это может президент сказать: вы выйдите там, поиграйте во что-нибудь? Не тот человек Виктор Филиппович. Он всегда ставит высокие задачи. Да, надо сделать работу над ошибками. Но, наверное, так не только в хоккее, но и в деятельности градообразующего предприятия. Вообще, всей деятельности. Наверное, поэтому он и президент, президент этого клуба. Единственного клуба, где президент – это не какое-то размытое слово, «Роснефть», «Газпром», а именно президент – Виктор Филиппович Рашников.

Да, спрашивает, да, жестко. Но я считаю, это правильно. В то же время он слышит, понимает. И готов к разговору. Вот это – его детище, которое, я вот уверен, не будет брошено никогда, и перед которым всегда будут ставиться самые высокие задачи.

– Илья Петрович, в сезоне состав пополнил Богдан Потехин, вы дали ему шанс. Довольны его работой? Что скажете о нем и удивил ли чем-то этот игрок?

Илья Воробьёв: В принципе, Богдана знаем давно, с 2012-го года. Удивил… Хорошей спортивной формой. Он молодец, здорово нам помог. Перед тем как он вернулся, у нас был разговор с ним. Я сказал: вот такие вот условия, ты готов? Он ответил: я в хорошей спортивной форме, я хочу домой, хочу играть, ошибки молодости исправил. Я напомнил про фильм «Приключения Шурика», где один и тот же персонаж все время на разнарядке выходил и говорил «Я! Я! Я!», спросил – ты так же готов? Богдан без раздумий ответил, что да, готов. А то, что он игрок хороший – никто в этом не сомневается.

Сергей Ласьков: Потехин – один из основной команды, я не беру молодежь, кто уже второй день катается, уже на льду. И не забывает по утрам тренировать Потехина-младшего – школа-то закрыта на карантин. Все наглядно.

– Итоговый вопрос. Когда появится какая-то конкретика по именам – кто пришел, кто ушел, официальные заявления о подписании контрактов? Уж очень хочется знать!

Сергей Ласьков: Я вам отвечу, если вы мне ответите на мой вопрос: «Когда закончится коронавирус?». Ребят, на самом деле это нисколько не смешно. Это серьезный фактор. Куча вопросов. Будут или нет иностранцы? Что будет с клубами? Кто приедет, кто уедет? Работа ведется во всех направлениях с учетом того, что никто не уехал. И она будет продолжаться до начала чемпионата, как положено. Естественно, основа будет заложена, наверное, к июню.

Но работа будет идти постоянно. Там же еще есть период до 27 декабря. Вопрос поправки ошибок. Но в этом сезоне, наверное, дороговато будет стоить – с учетом потолка зарплат и всех этих вещей. Поэтому сейчас, здесь и сейчас работа и продолжается – практически постоянно, шесть, а то и семь дней в неделю.

Ice, 18.03.2020 18:03
     0   комментариев